?

Log in

финский клиент

Dec. 2nd, 2007 | 01:26 am



удопство выбора



новые поступления

Link | Leave a comment {4} | Share

(no subject)

Dec. 1st, 2007 | 10:33 pm

в стамбуле все спокойно
и в Риме тоже

Link | Leave a comment | Share

в амстердаме на блумграхте - поют и играют "доткоммеры"

Aug. 31st, 2007 | 12:34 am

Link | Leave a comment | Share

харакири что-ли попробовать в суши баре

Apr. 6th, 2007 | 11:14 pm

Link | Leave a comment | Share

мастерская в джунглях

Mar. 11th, 2007 | 06:57 pm

Link | Leave a comment | Share

ЛУНКИ

Mar. 6th, 2007 | 05:48 pm

Link | Leave a comment | Share

Лексикон блазонский (статья в журнале "АРТ-ЛАД")

Mar. 5th, 2007 | 03:57 pm

В 60-х годах таможня США столкнулась с необычным случаем ввоза в страну металла, когда лист какого-то сплава транспортировался из Европы на выставку современного искусства, как скульптурное произведение. Для чиновников таможни это был всего лишь металл, партию которого следовало обложить пошлиной как коммерческий груз. Все это возмутило скульптора и он подал иск в американский суд. Чем закончилось это разбирательство нам не важно, но одним из определений суда в результате консультаций с правоведами и экспертами стало решение о том, что произведением искусства следует считать любой предмет если как минимум два человека это засвидетельствуют.

Этот юридический казус, во-первых, дает мне основания считать себя если не художником то, по крайней мере, автором нескольких произведений искусства, потому что, как сказал о себе Довлатов, я ничего не член, и нет никакого института, который бы рекомендовал меня как художника, и, во-вторых, даёт зрителю (если считать, что один из двух свидетелей - автор, а другой - любой гипотетический зритель) такое же право и ответственность признать то что он видит за произведение искусства. Ещё одно следствие этого казуса в том, что искусство, как явление, не есть процесс творчества только, а диалог между автором и зрителем, когда тот и другой договариваются считать тот или иной обьект искусством, диалог этот может быть неозвученным, может быть предварен представлением, благословлением на этот самый диалог какого-нибудь «облеченного» полномочиями музейного работника, куратора, критика, одним словом того «переводчика», который истолковывает зрителю язык автора, визуальные построения переводит в слово. Известно, что любой язык можно выучить, молодым это дается легче, пожилым сложнее, но забыть полностью язык невозможно, и та серия моих работ, что опубликована, и была показана в Сыктывкаре, представляется мне написанной на забытом мной коми языке, том который я понимаю, потому что до трёх лет меня нянчила бабушка, но не говорю, потому что потом её не стало. Цель этого текста сейчас в том, чтобы попытаться тот визуальный язык которым я пользуюсь перевести на язык понятный читателям журнала «Арт», которому я благодарен за то, что мне дали возможность показать свои работы и самому доверили сделать этот перевод.

Возвращаясь к проблемам языка и такого специфического языка, как язык живописи, хочется привести ещё одно сравнение: если абстракционизм соотнести с симфонической или джазовой музыкой, где цвет есть мелодия, и ритм в обоих более свободен, а изображения реалистические с прозой, где больше внимания уделяется описанию предметов и явлений, а ритм-композиция подчинены смысловой задаче, то в шкалу выглядящую для меня, как проза-поэзия-песня-опера-симфония, или слово-звук, по степени высвобождения ритма и мелодии, ложаться и формы изобразительного творчества: пейзажи Шишкина (которые копировал мой отец, художник-самоучка) похожи на рассказы о природе из «Родной речи»); работы Шагала-песни; Кандинский - симфония и так далее, цикл своих работ представленных здесь я бы отнес к опере на народные мотивы (хорошей или плохой судить не мне), как раз той в которой слова трудно разобрать (иногда ведь и по-итальянски поют), где исполнители даже во время выяснения отношений между собой развернуты к зрителю, оружие бутафорское, животных изображают актеры в костюмах, постановка не дорогая, поэтому толпы статистов и хора нет. Что касается либретто, то будет полезно сначала привести то историческое событие, которое стало поводом к написанию этой «оперы».

Русская геральдика.

Не первый раз Россия в пору больших премен обращается к Западу, каждый раз все принесенное оттуда ложась на наш неудобный ландшафт неузнаваемо меняется и становится «нашим», так произошло и с гербами городов и губерний. До правления Петра I общепризнанных символов того или иного «административного деления» не было вообще, были неясные то возникавшие, то исчезающие львы во Владимирском княжестве, сокол в Суздали, вот наверное и всё, и вот уже менее чем через сто лет мы имеем такое родное:

«Среди голубого поля крестообразно положены две золотые ветви, лавровая и виноградная; ветвь с гроздом означает виноделие, преуспевающее на южном берегу Крыма, составляющем теперь часть Ялтинского уезда; лавровая ветвь указывает единственное место в России, где лавр может расти на открытом воздухе; равным образом припоминает одержанную в 1774 г. вблизи Алушты, состоящей в Ялтинском уезде, у деревни Шумы, генералом Михаилом Илларионовичем Голенищевым-Кутузовым, победу над турецким десантом и место, где этот незабвенный полководец получил знаменитую в истории медицины рану в глаз». Видно, что та логика, положенная в основу составления такого герба, не имеет почти никакого отношения к происхождению и эволюции европейской геральдики.

Итак Петр познакомившись сначала с «фирменными» значками шведской армии на поле сражения, позже в своих поездках в Европу был поражен тому многообразию геральдической культуры, увидев там гербы дворянские и цеховые гербы ремесленных корпораций, гербы городов, провинций, земель и бумаги несущие их печати. Европеизация всей России могла состояться только с приданием ей городам и весям тех же ярких и понятных знаков отличия. Поэтому вскоре была основана «геральдическая контора» и часть эскизов к гербам была нарисована «царем-плотником».

 

12 апреля 1722 г. по личному указу Петра 1 на должность «товарища» геральдмейстера назначается Франциск Санти. По сохранившимся документам известно, что Санти «особливо для сочинения гербов» был мастер. Поскольку именно этот человек стоял у истоков российского герботворчества, он заслуживает более подробного рассказа. Граф Франциск Санти по происхождению итальянец. Потомки Санти в своей родословной отметили, что он впервые встретился с Петром I в 1717 г. в Амстердаме и был приглашен Петром I на службу в Россию. С первых дней пребывания в новой должности Санти энергично принялся за организацию геральдических дел. Начинать приходилось практически с нуля».*

Да, материала было маловато, если в Европе с её средневековыми свободными городами, монастырскими орденами, сложной системой феода и дворянских родов, где гербы формировались на протяжении веков идентификации корпораций и институтов, множились через скрещивание фамилий и политических союзов, то здесь итальянцу нужно было создать гербы и эмблемы для сотен городов, где он никогда не был, и что самое интересное, жители и «головы» тех городов имели весьма отдаленное представление о том, зачем они нужны и что это вообще такое.

«Санти считал, что городской герб должен в своем рисунке отражать хозяйственную деятельность города, его место в политической жизни государства, территориальные и природные особенности, исторические события, наложившие отпечаток на его развитие. Поэтому он разработал список сведений, необходимых, с его точки зрения, для составления гербов и разослал их по городам. В нескольких городах Санти побывал и соответственно «оригиналам» гербы «отправил».

Однако интересующие Геральдическую контору сведения о городах, поступали неодновременно и неравномерно. В общем, донесений к Санти пришло не так мало. Правда, многие из присланных о городах «ведений» были весьма кратки, схематичны, в них нет ответа на все вопросы, предложенной анкеты.»

Но это были еще не все сложности:

«...Санти предложил и продуманный им штат Геральдической канцелярии, но Сенат предложенный состав значительно “сократил, согласившись дать конторе лишь переводчика, резных дел мастера, одного живописца и одного ученика живописного дела. Санти неоднократно просил Сенат отвести ему для работы над гербами отдельную светлую комнату, выделить дрова и свечи, назначить для охраны материалов (золота, бумаги, дорогих красок) специальных караульных солдат, но Сенат на эти запросы отвечал отказом.»

 

Итак, ответы на анкету от подозрительных столоначальников не шли, дров и специалистов не дали, чему же удивляться что получились такие гербы как нолинский : «В верхней части щита герб Вятский. В нижней - в голубом поле летящий лебедь, которые птицы, не останавливаясь в окрестностях сего города, мимо пролетают».

Сами же изображения «зубрей» поражают своей обобщенностью и несколько нелепыми силуэтами, возможно это обьясняется законами «лексикона блазонского», но хорька от лисицы или соболя отличают только усы или толщина хвоста, медведь или похож на льва без гривы или на свое не очень исскусно сделанное чучело, птицы мелкие в основном похожи на куропаток из поваренной книги, но орла от павлина отличить можно, деревья тоже достаточно схематичны как на топографической карте, олени отличаются от лошадей рогами, снопы злаков - цветом и разъяснениями. Вот и свидетельство тем огрехам допущенным в работе не по вине авторов:

«Санти творчески перерабатывал взятые за основу рисунки. Например, при подготовке Белозерского герба он отмечал, что не знает, к сожалению, какие именно рыбы изображены на Белозерской эмблеме, посему вынужден рисовать произвольно».

«Художественное наследство Санти было немалым. Сохранившиеся описи рисунков и бумаг включают прежде всего сборник гербов из 97 рисунков - «Книга гербов российских и провинциальных, по губерниям вновь компонованных»; несколько десятков рисунков гербов, сшитых в отдельную тетрадь - «Тетрадь гербов провинциальных же -35»; часть рисунков существовала на отдельных листах, в разрозненном виде -»Компонованных гербов провинциями и монастырями белых (не цветных) - 31.» Среди бумаг Санти имелись рисунки гербов для полковых знамен, зарисовки государственных гербов, около двух десятков черно-белых дворянских гербов и т. д.

Здесь же находилась печатная книга в 540 страниц, по одним сведениям -на немецком, по другим - на французском языке. Таким образом Санти сочинил «провинциальных и городовых 137 гербов», «да к сочинению провинциям и городам гербов назначено 220 мест, а гербов не нарисовано».

Все это не спасло итальянского аристократа от того, что после пяти лет работы «товарищем геральдмейстера», побывав в нескольких городах сам и «оправив» гербы их «с натуры», был отравлен в один город по другой надобности, а точнее в Якутск в ссылку на 15 лет, где лицом к лицу встретился с опрошенными им «городскими головами» и со зверями помещенными на золотые и серебрянные поля. Из опалы Санти вернулся в столицу и даже получил «действительного тайного советника», занимался ли он художествами в дальнейшем неизвестно, но работа «конторы» и традиции заложенные в самом начале продолжались.

Вся эта история показалась мне очень современной для того года к которому относился отрывной календарь, который я цитирую. Опять мы ищем новую идентификацию, с одной стороны надо бы противопоставить что-то своё «Nike», «IBM» и «Mercedes», а у нас только ГАЗ без МАЗа, олень на «волге», с другой стороны «молоткастого и серпастого» уже нет, а «зубастый и когтистый» еще не утвержден, тогда, когда, приезжая раз в год, находишь, что «флаги на башнях» меняются как при блуждающей линии фронта. Захотелось переработать этот материал в то либретто о котором я говорил выше, порисовать тех хорьков и медведей, что бы также как в гербах они неожиданно превратились в статичные и монументальные «царские знаки», сделать это в других цветах-мелодиях, перекомпановать в другом ритме, поиграть в ту нелепость, угловатость и простодушие и в то же время с патетической силой иконы, когда заяц, место которому в государстве было на столе или в детской сказке, попадает на гербовые бумаги, которые могут быть и смертельными приговорами и дарственными. Так получился «герб» Понгорттуя, откуда родом моя бабушка, с такой беспородной собакой - «пон», которая бежит в свой «горт», и дорогу - «туй» и «пон» - как конец дороги, елку - корни которой так длинны, что никому не удавалось вытянуть их до конца (и куда они только тянуться?), какую-то деревянную «святость» висящую в воздухе и сам «иероглиф» бабушки цвета «плюшки» и истлевших отрезов из сундука. Бабушку я свою не помню, в Понгорттуе был всего один раз лет восьми, но пользуясь правом художника, я «отправил» этот герб заочно, как Франциско Санти, в Санкт-Петербурге. Любой перевод условен, этот «герб» Евдокии Петровны Никулиной (Давыдовой) не украшает родового склепа и не печатается над официальными документами (висит в доме голландского коллекционера), а только условно ощущается мною одной из арий в этой опере, именно когда слов не разобрать и непонятно, чего надрывается исполнитель, то ли от любви, то ли от обиды...

Так же и Красная горка заочно стала такой же какой представлял я её до того, как доехал до неё на лыжах школьной физкультуры, то есть буквально красной горкой. Слияние рек стало больше похожим на «Т», чем на тот серпантин что видишь с самолета, рыбак на гербе не пьет и не матерится, больше «ловец», чем «рыболов», кисть винограда не та что выросла в Италии, а та что плохо напечатана на этикетке «красного», что пьют в Часово, у животных нет ни морды, ни лица, формы их обобщены, как рисуют люди выучившиеся рисовать их силуэты, но не видевшие их никогда, это только знаки, которые уже не обозначают собственно оленя, медведя или утку, как единорог средневековых гобеленов является символом верности, а не неумелым изображением африканского носорога.

Я думаю, что дал достаточно понятное руководство для прочтения того «лексикона блазонского» на котором исполнена «опера», если некоторых слов будет не разобрать, то советую просто слушать музыку, не стараясь догадаться, от чего надрывается человек на сцене...

Link | Leave a comment | Share

лето будет

Mar. 1st, 2007 | 02:12 pm

Link | Leave a comment | Share

новояз

Feb. 28th, 2007 | 10:05 am

"юзя" - user
"люзя" - looser
 и т.д. по аналогии -
диля, киля, мизя, флудя....

продолжить....

Link | Leave a comment | Share

альфа

Feb. 27th, 2007 | 11:46 am

вот музыка   
как дети, честное слово!!

Link | Leave a comment {3} | Share